resist opression

Вы пытаецеся, чаму я не пішу пра мары, лісьце, пра вялікія вулканы маёй зямлі?

Глядзіце: на вуліцы кроў. ГЛЯДЗІЦЕ: КРОЎ НА ВУЛІЦЫ!!!

Папярэдні запіс Share Наступны запіс
Описание Минска и Беларуси как я всегда чувствовала
resist opression
t_a_v_a_r_y_s_h
Бетонные экскременты, передающиеся воздушно-капельным путем, фуражки с приподнятыми носами и бесконечные хороводы хмурцованных лиц - всё это часть пирующей макабрии Бульбалэнда. Люди-стоптыши - не персонажи хоррора, но средние граждане Белой Руси. Десятки черных ртов пожирают пищевые массы в витринах Центрального Гастронома. Сотни ботинок, омывающихся в озерных лужах. Вместо крови - березовый сок. Вместо грудины - ссохшиеся пеньки. И где-то там, посреди разбитой медузы, сияют редкие сердца, умеющие чувствовать и мечтать, но вынужденные жить в стране, где само завтра лишено смысла, а крылья режут ржавыми пилами.

Вся та критика, что рисовала из Минска жопоротое чудище, всегда, признать, воспринималась мной как жанр профессиональной истерики правозащитных организаций, которым "выгодно сгущать краски", дабы получить очередную порцию грант-леденца. Впрочем, и "чистые улицы", всплывающие в большинстве разговоров на тему "в Белоруссии не так плохо как говорят", никогда не казались мне достойным аргументом. Мне действительно хотелось увидеть другую Беларусь, выпадающую из малоинтересных дуалистичных россказней. И я действительно был готов разглядеть Беларусь, которая лучше, чем о ней принято думать. Но увы...

И дело не в удобствах, не в бетонном аду улиц-аэродромов и химерах гигантских памятников. Дело в самой атмосфере контекста и содержании умов. Помнится, Кормильцев шутил на тему того, что под Москвой установлены глушилки, вызывающие непрестанную подавленность. Так вот Минск - сам по себе является такой глушилкой. Здесь невозможно дышать - можно лишь задыхаться. Здесь заторможенные люди ходят с глазами окуня и машинально понижают голос, произнося имя своего вождя. И нет оправдания всем этим красным звездам на каждом углу, венкам героям, вечному огню, Дворцу Республики и непрекращающимся военным колоннам, марширующим под окнами столовых. Черношапочники, тулупщики, зомби-пенсионеры и чумазые менты в белых кроссовках, орущие продавщицы и бомбоубежища в детских садах - прохожие, словно гвозди, забитые в самих себя - именно поэтому, вероятно, им приходится прилагать такие усилия, чтобы ответить незнакомцу. Они как будто выползают из панциря на секунду, выделяют робкий ацетон, а затем проваливаются во мрак панциря обратно. И пресловутая чистота - это скорее стерильность всех и вся, абсолют отполированных смыслов. Там, где нет надежды - нет и жизни.

Там нет смысла в ненасильственном молодежном сопротивлении. Там травят и закапывают. Единственное, что стоило бы делать - это объединяться здравыми умами, сохранять умственный генотип и копить корпус альтернативных идей, из которых будет соткано новое общество, которое обязательно случится, но лишь тогда, когда сам картофельный режим рухнет от бессилия продолжать эту пляску смерти. Здесь все решит или самообрушение режима или партизанская война - но не чистая культура. Увы.

Сохраните себя, друзья. Зафиксируйте свои идеи. Распространяйте их между собой и образуйте пленку, на которой начнут расти новые города, когда красные идолы падут. Отбросьте стариков. Отбросьте созревших. Бороться у вас следует лишь за головы тех, кому до 25. Необходимо перепрограммировать детей и подростков. Необходимо совратить их идеями необходимости иного будущего. Необходимо сделать так, чтобы они, к моменту совершеннолетия, уже физически не могли думать по-старому.

Улетая из Минска, я испытывал радость. И также думал о том, что "оставшиеся в Беларуси" - пускай отчаянные, но герои духа. Куда большие герои, чем "оставшиеся в Москве" или "оставшиеся в Киеве". Потому что российский империализм и украинский хуторской фашизм - это детский лепет, по сравнению со злобным ничто трупа лукашенковской Белоруссии. Там вас убивают не только жандармы. Там вас убивает сам воздух. И если вы сумели одолеть его, то в жизни уже не будет ничего, чего бы вы одолеть не смогли. Главное, чтобы картошка в мозгах не выросла.

dadakinder.livejournal.com/1091807.html

  • 1
Ух ты, какие мы герои, а я и не догадывался)

но за картошку разорвать готова!!
это то единственное, ради чего я живу и за что борюсь)))

да, картошка не в мозгу, она - в сердце! )

  • 1
?

Log in